• Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

             | 
   
Ошибка
  • JFolder::create: Could not create directory
  • JFolder::create: Could not create directory

Регулирование прогресса или возврат в прошлое?


Статья опубликована в № 12/2008 журнала "Юридический бизнес"

В первый день конференции, после сессии, посвященной тенденциям развития рынка юридических услуг и стратегиям развития фирм, их оказывающих, эксперты собрались на двухчасовую панельную дискуссию «О возможных путях законодательного регулирования рынка юридических услуг в свете возможного принятия федерального закона «Об оказании квалифицированной юридической помощи в Российской Федерации». Модераторами дискуссии выступили Сергей Учитель, кандидат юридических наук, сопредседатель коллегии адвокатов «Регионсервис» (Кемерово), и Александр Хвощинский, управляющий партнер «LegalStudies.RU: консалтинг и коммуникации» (Москва), ответственный секретарь Комиссии по вопросам деятельности адвокатуры и нотариата Ассоциации юристов России.


altОсновные вопросы обсуждения коснулись аргументов за и против принятия закона «Об оказании квалифицированной юридической помощи в Российской Федерации». Кроме того, участники затронули и другие, не менее важные и глубокие вопросы, в частности – необходимость установления стандартов оказания юридических услуг. Далее мы приводим наиболее интересные выдержки из этой весьма напряженной и конструктивной беседы.

А. Хвощинский: «Мы мало кого интересуем»

Открывая сессию, ее модератор – Александр Хвощинский, управляющий партнер «LegalStudies.RU: консалтинг и коммуникации» (Москва) и ответственный секретарь Комиссии по вопросам деятельности адвокатуры и нотариата Ассоциации юристов России, признался, что он испытывает чувство колоссальной профессиональной радости от того, что у юристов появился наконец-то шанс собраться вместе и поговорить о том, как будет регулироваться их профессия, и должна ли она регулироваться вообще. При этом он напомнил, что среди общефедеральных деловых СМИ только «КоммерсантЪ» написал об одобрении соответствующего законопроекта Объединенной комиссией по оказанию квалифицированной юридической помощи в РФ.

«У меня создается впечатление, что в нашей стране мы мало кого интересуем, а тем более то, как мы работаем, и как регулируется наша профессия», – посетовал А. Хвощинский.

«И вот именно для того, чтобы исправить эту ситуацию, мы и обсуждаем вопросы регулирования профессии в рамках специальной сессии», – отметил он, завершая свою вступительную речь.

Далее он предоставил слово руководителю Федеральной антимонопольной службы по Свердловской области Колотовой Татьяна Родионовне.

Т. Колотова: «Закон может ограничить развитие рынка»

Начиная выступление, Татьяна Колотова сразу же обозначила свою позицию: «Я против принятия подобного закона».

Обосновывая свое мнение, она подчеркнула, что рынок юридических услуг в РФ развивается весьма бурно и прежде всего – из-за постоянного изменения нашего законодательства. «Если предположить, что юридическая помощь будет оказываться только специализированными организациями или гражданами со статусом адвоката, то навряд ли она будет действительно квалифицированной и соответствующей реалиям времени», – предположила г-жа Колотова.

При этом она положительно отозвалась об идее саморегулирования: «Возможно, как раз рынок юридических услуг наиболее подготовлен к появлению СРО, ведь юристы – это особые люди, дисциплинированные и воспитанные на уважении к закону».

Вместе с тем, она напомнила, что, к примеру, на рекламном рынке, где модель создания СРО заложена в Федеральном законе «О рекламе», саморегулирование так до сих пор и не сложилось. «Несмотря на то, что создавались различные советы как на федеральном, так и на региональном уровнях, на которых обсуждались вопросы уменьшения административного контроля рынка со стороны государства, участники с большой неохотой шли на самостоятельное создание ограничений в своей деятельности, – рассказала она. – В личных беседах, зачастую, можно было услышать фразу: «Вы что, хотите, чтобы мы отказались от денег, которые нам приносят клиенты?!»

Таким образом, по мнению Т. Колотовой, несмотря на трудности создания СРО, нужно идти по пути именно саморегулирования, нежели принимать законопроект, который будет очень жестко ограничивать конкуренцию на рынке юридических услуг.

А. Хвощинский: «Российский рынок юридических услуг недоразвит»

Далее, с подачи А. Хвощинского, были выделены рынки услуг, на которых уже происходит ограничение конкуренции за счет регулирования количества субъектов и требований к предоставляемым услугам – аудиторским, медицинским и образовательным.

А. Хвощинский, который является сторонником введения регулирования рынка юридических услуг, отметил: «Ограничение конкуренции через ограничение круга субъектов, оказывающих услуги, рассматривается как допустимый механизм вмешательства государства на этих рынках. Чем же в этом смысле отличаются юристы? Тем более что в формате адвокатской деятельности такое вмешательство – посредством регулирования – уже происходит».

По мнению Т. Колотовой, существует большая разница между рынком юридических услуг и медицинскими и образовательными услугами. «Системы образования и здравоохранения в значительной степени финансируются государством. Здесь не идет речь о рынке как таковом, – отметила она. – В то же время, 15 лет реформ привели к тому, что появился реальный рынок юридических услуг, основным отличием которого является оказание услуги, которая оплачивается потребителем без посредничества государства».

Сергей Учитель возразил: «Значительный объем поручений адвокаты выполняют в порядке юридической помощи в так называемых делах по назначению, расходы на оказание которой несет государство, хоть и в смехотворных размерах. Соответственно, и в этой сфере услуг без государственного финансирования не обходится. Хотя значительный спектр услуг – так же, как и в образовании и медицине, – остается свободным от государственного ценового регулирования. Однако государство устанавливает общий стандарт для оказания этих услуг, обеспечивая тем самым определенные минимальные гарантии защиты интересов их потребителей».

«Сравнение с рынком аудиторских услуг более уместно, – продолжила Т. Колотова. – Однако последний является более сложившимся, тогда как рынок юридических услуг пока только развивается».

А. Хвощинский согласился с этим утверждением, еще раз отметив влияние регулирования юридического рынка на уровень его развития: «Российский рынок юридических услуг недоразвит. И я склонен связывать одну из причин этого с отсутствием регулирования юридической профессии. Для сравнения: в странах, где регулирование осуществляется по принципу ограничения круга субъектов, предлагающих свои услуги, доля юристов в сфере оказания услуг превышает российские показатели, по различным оценкам, от 6 до 15 раз. Иными словами – граждане и предприятия в большей мере склонны доверять профессионалам и искать решения вместе с ними на основе закона, а не различными сомнительными «альтернативными путями». Зарубежная статистика убеждает нас в том, что именно ограничив количество субъектов, оказывающих юридические услуги, этот рынок как раз и сможет нормально развиваться. И это даст возможность большему количеству юристов значительно лучше зарабатывать, а их клиентам – достигать желаемых результатов правовыми методами».

В заключение своего выступления Т. Колотова согласилась, что для входа на рынок должен быть какой-то критерий, так же, как и в любых других видах деятельности. «Может быть, будет разумно принять общий закон: например, в страховой сфере есть «Закон о страховании», определяющий, что такое юридическая услуга и ее виды и т. п. А следующим шагом будет уже переход к субъектам и их регулированию».

Далее А. Хвощинский подытожил результаты обсуждения с участием Т. Колотовой: «Благодаря сообщению Татьяны Родионовны мы посмотрели на то, как законопроект может повлиять на конкуренцию на рынке юридических услуг. По мнению компетентного представителя антимонопольного органа, изменения могут необоснованно уменьшить конкуренцию и создать предпосылки для ограничения этого рынка. Необходимо отдавать отчет: оставаясь без специального профессионального регулирования профессии и без корпоративного контроля, операторы рынка юридических услуг вверяют себя и защиту своего рынка компетентности «общего» антимонопольного органа».

М. Колесников: «Речь не идет об адвокатской монополии»

О некоторых особенностях адвокатской монополии, возможность появления которой испугала многих после прочтения законопроекта, высказался Максим Колесников, председатель коллегии адвокатов «Частное право» из Екатеринбурга.

«Мне кажется, что всех отталкивает от этого закона ставшее популярным выражение «адвокатская монополия». А что, если из нашего обсуждения убрать этот термин? Давайте, к примеру, обсудим этот вопрос при условии, что объединение и регулирование профессии произойдет на основе Уральской Правой Палаты», – предложил он оригинальную идею.

«Я сам – адвокат, но если встанет вопрос об объединении не на базе адвокатуры, то я совершенно к этому готов, – продолжил он. – Мне тоже не нужна монополия, и при обсуждении законопроекта вопрос адвокатуры или не адвокатуры – не первостепенный. Самое главное – необходимость объединения. И если убрать из обсуждения идею адвокатской монополии, то разговор будет более конструктивным».

С. Учитель: «Рынок регулировать необходимо»

С развернутым сообщением выступил со-модератор сессии, сопредседатель кемеровской коллегии адвокатов «Регионсервис», кандидат юридических наук Сергей Учитель. Он предложил ввести обсуждение, исходя из того, что предлагаемый закон является пока лишь только законопроектом, определяющим основные концептуальные направления вопроса регулирования юридической профессии.

Прежде всего С. Учитель отметил положительные моменты предлагаемого документа, а также его принципиальную необходимость. «Я думаю, что все меня должны поддержать, вне зависимости от того, адвокаты вы или нет, в том, что рынок регулировать необходимо. Не секрет, что на рынке у нас сейчас творится полный хаос: независимо от того, кто предоставляет услуги – адвокаты или частнопрактикующие юристы, оказание неквалифицированной юридической помощи зачастую имеет место», – поделился он наболевшим.

«Если в адвокатском сообществе еще есть какие-то рычаги реагирования на такие случаи (например, клиент может подать жалобу в адвокатскую палату), то на уровне юридических фирм и независимых юристов такое регулирование отсутствует полностью», – отметил он.

С. Учитель: «Клиенты не понимают значимости юридической услуги»

Далее в своем выступлении С. Учитель выделил еще один аргумент в пользу принятия законопроекта. В частности, он отметил, что на сегодняшний день в государстве не существует единого юридического сообщества. «На протяжении десятилетий у нас в обществе «убивалась» значимость юридической профессии в глазах простых граждан. Многие клиенты до сих пор не понимают в полной мере ценность и значимость самой юридической услуги, причем не из-за того, что мы не можем ее обозначить и донести до них. До сих пор в сознании многих граждан право не выглядит как безусловный регулятор общественных отношений. Отсюда и юридические услуги может оказывать, кто угодно. Следствием этого является пренебрежение и неуважение к юридической профессии в обществе», – подчеркнул С. Учитель.

В качестве иллюстрации он привел пример постановления Конституционного суда РФ относительно гонорара успеха. «Меня как представителя юридического сообщества до сих пор возмущает принятие этого документа. Ведь уважаемая судебная инстанция отмену гонорара успеха обосновала, заявив, что адвокаты не имеют никакого влияния на вынесение судебного решения. Получается, что выступаете вы в процессе или нет, разницы никакой. До тех пор, пока мы не создадим у клиента понимания того, что юридическая услуга является прежде всего интеллектуальной ценностью, что она стоит денег, мы их и не будем зарабатывать», – заключил он свою мысль.

С. Учитель: «Юристы должны сами себя регулировать»

Отдельно С. Учитель остановился на необходимости закрепления в предложенном законопроекте понятия «квалифицированная юридическая помощь»: «До тех пор, пока мы не определимся с этим понятием, не обозначим стандарты ее оказания и четко не определим субъектов, которые эту помощь могут оказывать, мы никуда не продвинемся».

Он также напомнил участникам дискуссии о том, что во всем мире юристы и адвокаты объединяются в самостоятельные и самодостаточные сообщества, быть членом которых считается очень ценным. «У нас же юристы разрознены. Это касается как адвокатуры, в рамках которой нет нужного единства, так и юристов. Радует, что Уральская Правовая Палата пытается восполнить это недостаток», – отметил он.

Кроме того, С. Учитель подчеркнул, что деятельность юристов должна регулироваться самим юридическим сообществом, а не государством. «В рамках же изменений, вносимых в Закон об адвокатуре, нам постоянно пытаются навязывать дополнительные системы контроля со стороны государства. Роль государственного контроля должна ограничиться только вопросами, касающимися, к примеру, привлечения к уголовной ответственности юриста, – предложил он. – Вопросами же дисциплинарной ответственности, разбором конфликтных ситуаций и т. д. должно заниматься само юридическое сообщество. Нам нужно научиться таким саморегуляторам, которые уже выработаны в системе нотариата, оценочных услуг и арбитражного управления».

С. Учитель также обозначил необходимость введения новых организационно-правовых форм для осуществления адвокатской деятельности, которые должны иметь статус коммерческих организаций. Высказался он также за необходимость введения упрощенной системы налогообложения и системы обязательного страхования профессиональной ответственности юридических компаний.

В. Ардашев: «В законе нет достойных регуляторов»

Владимир Ардашев, управляющий партнер компании «Ардашев и партнеры», в своем выступлении заявил, что предлагаемый законопроект представляет собой, скорее, положения о том, как не нужно регулировать рынок юридических услуг. Он отметил, что закон не содержит достойных регуляторов, в том числе и потому, что он не был вынесен на обсуждение в юридическом сообществе.

«Если мы говорим о здравом смысле, то регулировать рынок нужно, исходя из надлежащих инструментов. Прежде всего – это квалификационные требования к лицу, оказывающему юридические услуги. В этом законе ничего про это не говорится. Хочешь оказывать юридические услуги – иди в адвокатуру. Спасибо, не хочу!», – красноречиво высказался В. Ардашев.

Кроме того, он отметил недостатки нынешнего закона об адвокатуре, в частности, то, что заложенные в нем механизмы регулирования адвокатской деятельности не являются рыночными. «И если мы говорим, что формируем рынок, то должен действовать рыночный регулятор», – добавил он.

В. Ардашев также отметил, что проблема некачественных услуг – это еще и вопрос образования. «У студентов глаза совершенно пустые. Я сам это видел, когда преподавал. И мне было ясно, что эти люди только покалечить клиента смогут, когда работать начнут. Я ставил им «двойки», а ректор мне потом выговаривал, мол, зачем ты им «двойки» ставишь, не надо! Вузы-то у нас коммерческие!».

А. Хвощинский и С. Учитель едва ли не один голос среагировали на это справедливое наблюдение репликой: «Вот так в системе юридического образования работает рыночный регулятор! Неужели мы хотим, чтобы так же развивался и рынок юридических услуг?!».

В. Ардашев: «Закон является чистой декларацией»

В. Ардашев также напомнил собравшимся, что в 2002 году путем внесения в Гражданско-процессуальный и Арбитражно-процессуальный кодексы соответствующих поправок уже были попытки дать право на судебное представление исключительно адвокатам (подробнее см. приложение «Уже проходили?»). «В предлагаемом законопроекте происходит ревизия правовых позиций Конституционного суда. Более того, они даже искажаются», – заявил В. Ардашев. Также он обратил внимание на то, что в пояснительной записке к законопроекту указано, что вносить изменения в другие законодательные акты не придется. Он подвергнул сомнению это утверждение, т. к. текущее процессуальное законодательство предполагает свободный выбор представителя в уголовном, гражданском и арбитражном процессах. «Этот закон – чистая декларация, и он, безусловно, не может быть принят», – заключил он.

В качестве альтернативного варианта он еще раз отметил модель саморегулирования, которая успешно реализуется в рамках Уральской Правовой Палаты.

Н. Пронина: «Главная задача – повысить качество юридических услуг»

Надежда Пронина (руководитель консалтинговой компании «ЮКЕЙ», Пермь-Москва) высказалась за принятие закона. Она отметила, что данный документ – это только проект, его определенно нужно дорабатывать. «Самое главное в законе – не ограничить рынок, а повысить качество юридических услуг. И неважно, будет это адвокатское объединение или любое другое: если вы будете в этом сообществе, то вы, тем самым, повысите свой статус. Те же, кто оказывает услуги низкой квалификации, попасть туда не смогут», – разъяснила она свою позицию.

Н. Пронина также подчеркнула, что именно ограничения по субъектам, оказывающим юридические услуги, будут способствовать развитию нашего рынка. И связано это, по ее мнению, прежде всего с низким осознанием клиентами потребности в юридических услугах. «Я с 2002 года оказываю юридические услуги крупным предприятиям и вижу, что осознание высшими менеджерами необходимости обращения к услугам юридических консультантов приходит постепенно и далеко не ко всем. Если же сюда добавить еще и частые случаи оказания некачественных услуг, то эта проблема еще более усугубляется, т. к. клиенты сильно разочаровываются во внешних юристах».

М. Колесников: «Бизнес-адвокатуре нужны свежие силы»

Максим Колесников в своем сообщении рассказал о том, что основной причиной вступления в адвокатское сообщество для него стала возможность обеспечения конфиденциальности для своих клиентов в отношении переданной ими информации. «Я шел в адвокатуру, чтобы она дала мне определенные права, с помощью которых я смогу оказывать более качественные юридические услуги. И не пожалел о принятом решении», – признался он.

Далее он подчеркнул инертность основной части членов адвокатских палат: «Если вы считаете, что большинство адвокатов жаждет принять в свои ряды всех остальных юристов, то вы глубоко заблуждаетесь. Девяносто процентов адвокатов, состоящих в адвокатской палате Свердловской области, не то чтобы «не хотят» – им абсолютно все равно».

В этот момент с репликой в дискуссию вступил управляющий партнер группы правовых компаний Интеллект-С Евгений Шестаков: «Мне один адвокат так и сказал: «Мы вас ненавидим, так как вы отобрали у нас все гражданские дела!»

«Для нас, бизнес-адвокатов, – продолжил М.Колесников, – одним из способов реформирования адвокатуры является появление в ней вас – представителей ведущих юридических фирм. По каким-то вопросам мне значительно проще найти взаимопонимание с членами Уральской Правовой Палаты, нежели с членами адвокатской палаты Свердловской области», – отметил М. Колесников. «А могли ли бы вы согласиться с необходимостью вступления в ряды адвокатуры, если бы ее руководящий состав состоял из нынешнего руководства Уральской правовой палаты?», – задал он вопрос, который вызвал позитивный отклик всего зала.

Конечно, ведущие юридические фирмы при нынешнем законе об адвокатуре существовать не смогут, поэтому необходимо его изменение, которое вместе с доработкой предложенного законопроект об оказании квалифицированной юридической помощи, по мнению М. Колесникова, позволит создать условия для вступления юридических фирм в адвокатское сообщество.

С. Соколов: «Качество услуг и регулирование – неотделимы»

Сергей Соколов, генеральный директор юридического центра «Адвокаты бизнеса» (Екатеринбург), высказался за принятие закона, отметив, что самое главное в оказании юридических услуг – это их качество: «На сегодняшний день количество субъектов экономической деятельности и число различных правоотношений растет, и обслуживать эти отношения, помогать их выстраивать – необходимо. Требуется одно: чтобы это было качественно».

Он отметил важность роли государства в регулировании деятельности юридических компаний, т. к. это позволит создавать условия для нормальной конкуренции. «На моей памяти были юридические фирмы, которые даже торговали водкой, – привел он пример, знакомый многим практикующим юристам. – При этом были и юридические фирмы, в которых работали высокопрофессиональные специалисты, но они не выдержали конкуренции со стороны менее профессиональных и дешевых псевдоюристов и ушли с рынка».

А. Белешова: «Неправильные юристы»

Алевтина Белешова, управляющий партнер консалтинговой группы «Партнер» (Челябинск), также высказалась за идею регулирования рынка юридических услуг. Обосновала она свою точку зрения ярким примером, рассказав об обращении потенциального клиента в их компанию: «Этот клиент сразу же сообщил нам, что мы – не первая фирма, в которую он обращался со своей проблемой по ведению крупного спора. Так вот, после начала работы, он заявил, что мы – вовсе не юристы. Мол, в других компаниях ему советовали, какие документы он должен был изготовить, датировав их задним числом, а какие – подделать для того, чтобы выиграть спор. «Вот они – юристы, а вы – нет». И мне стало очень стыдно за тот имидж юристов, который сформировался у этого клиента». По мнению г-жи Белешовой, наличие закона, регулирующего доступ на рынок юристов, минимизирует появление подобных ситуаций.

Вместе с тем, она высказалась против той формы объединения и регулирования, которая была предложена в текущем законопроекте. Она провела некоторые параллели с сообществом компаний, оказывающих аудиторские услуги, в котором работает несколько саморегулируемых организаций. Это поддерживает конкуренцию между такими СРО и создает для аудиторов возможности для выбора.

Напомнила она также и о недостатках регулирования аудиторской деятельности, в частности введении квалификационного экзамена, сложность которого привела к нехватке аудиторов, сдавших его. Причем, по мнению А. Белешовой, сдача этого экзамена – совсем не гарантия того, что эти аудиторы действительно будут хорошо работать. Она подчеркнула важность предотвращения такой ситуации на рынке услуг юридических.

Е. Артюх: «Нельзя объединять аналоговую систему с цифровой»

Евгений Артюх (основатель группы компаний «ЛЕВЪ&ЛЕВЪ-АУДИТ», Екатеринбург) также обратил внимание собравшихся на пояснительную записку к закону. «Возможно, именно на этих 12 страницах и кроется смысл законопроекта. Описав текущую ситуацию на рынке юридических услуг, авторы законопроекта говорят, что при первом варианте возможного развития рынка можно ничего не делать, давая западным юридическим компаниям возможность беспредельничать на нашем рынке. При втором – ломать сложившуюся систему и создавать саморегулируемую организацию, в которую войдут и адвокаты, и патентные поверенные, и нотариусы. При третьем – просто обновить адвокатуру. Далее делается вывод об очевидной неприемлемости первого варианта, масштабности реализации второго, поэтому при всех недостатках последнего выбрать предлагается именно его, т. к. он будет способствовать обновлению адвокатуры.

Получается, что это обновление – и есть главный смысл закона. У нас как представителей юридических фирм возникает вопрос: «А как же мы – те, кто в течение 10-17 лет развивал свои фирмы?!». Фирмы, которые являются эффективными участниками рынка, известными брендами, принципиальным отличием которых от адвокатских объединений является то, что мы работаем по принципам бизнеса. Включить юридические фирмы в состав адвокатуры – это все равно, что объединить аналоговую систему с цифровой».

Подведение итогов дискуссии

А. Хвощинский, завершая начатый разговор, отметил, что модель объединения вокруг адвокатуры – возможно, не самая оптимальная. Причина – сама адвокатура сегодня не готова стать такой объединяющей силой. Но какие иные модели могут оказаться лучше? Саморегулирование? «Я тоже хотел бы, чтобы юристы объединились вокруг Уральской Правовой Палаты». При этом он отметил, что опыт ее работы показывает, что эта организация пока, тем не менее, не обладает достаточной привлекательностью для объединения вокруг себя всех квалифицированных представителей юридического бизнеса. К примеру, он подчеркнул, что до сих пор, несмотря на ведущиеся разговоры, в УПП не разработаны и не представлены общественности профессиональные стандарты ведения юридической практики.

Кроме того, масштабы УПП и темпы ее пополнения новыми членами пока не так велики, чтобы можно было надеяться на скорое объединение вокруг этой организации критического количества юридических компаний.

Наконец, саморегулирование требует предоставление со стороны государства уникальных привилегий операторам рынка, например – иммунитета профессиональной тайны. «Получат ли члены любого саморегулируемого профессионального объединения юристов этот инструмент, столь необходимый для оказания качественных юридических услуг?»

А. Хвощинский еще раз напомнил об идее того, что изменение закона об адвокатуре и приведение его в соответствие с рыночными требованиями ведения юридической практики возможны только в том случае, если произойдет качественное изменение самого адвокатского сообщества, его состава. «Я совершенно согласен с тем, что нужно идти параллельно с изменением закона об адвокатуре. Этот закон имеет множество ограничений, ориентирован на индивидуальную практику юристов, работающих прежде всего в рамках уголовного права, не учитывает корпоративных форм осуществления юридической практики и категорически отвергает предпринимательское начало в работе независимого советника по вопросам права», – отметил он.

«Однако эти изменения произойдут только в том случае, если под эгидой адвокатуры объединятся все юристы, профессионально оказывающие юридические услуги широкому кругу лиц на платной основе, если в ее ряды вступят все представители профессионального юридического сообщества в лице лидеров и специалистов уважаемых юридических фирм», – заключил он.

Фото: Екатерина Толкачева

Главные вопросы дискуссии
• Каковы возможности регулирования юридической профессии?
• Каковы перспективы принятия Госдумой законопроекта о «Об оказании квалифицированной юридической помощи»?
• Как повлияет его принятие на развитие рынка юридических услуг?
• Каковы перспективы объединения юридического и адвокатского сообществ в России?

Участники дискуссии
Владимир Ардашев, управляющий партнер консалтинговой группы «Ардашев и Партнеры» (Екатеринбург)
Алевтина Белешова, управляющий партнер консалтинговой группы «Партнер» (Челябинск)
Максим Колесников, председатель коллегии адвокатов «Частное право» (Екатеринбург)
Татьяна Колотова, руководитель Управления Федеральной антимонопольной службы по Свердловской области
Сергей Соколов, генеральный директор юридического центра «Адвокаты бизнеса» (Екатеринбург)
Надежда Пронина, партнер, руководитель консалтинговой компании «ЮКЕЙ» (Пермь-Москва)
Евгений Артюх, основатель группы компаний «ЛЕВЪ&ЛЕВЪ-АУДИТ» (Екатеринбург)

Бесплатного сыра не бывает
С. Учитель: «Что следует внушить законодателю и будущему клиенту, так это тезис о том, что квалифицированная юридическая помощь должна быть в любом случае возмездной. Другое дело, что эта возмездность может подразделяться на различные источники финансирования. Но, тем не менее, бесплатного сыра не бывает никогда. Любая квалифицированная профессиональная деятельность должна оплачиваться. И в этой связи Закон должен четко разделить следующие основные формы оказания юридической помощи:
1) Юридическая помощь, оказываемая на возмездной основе и преследующая цель получения дохода (прибыли) лицами, ее оказывающими;
2) Юридическая помощь, оказываемая на возмездной основе, но дотируемая (финансируемая) государством (например, ведение уголовных дел по назначению). Это именно тот минимум, который гарантируется всем гражданам Конституцией РФ;
3) Юридическая помощь, оказываемая участниками рынка юридических услуг на началах Pro Bono, т. е. бесплатная юридическая помощь, оказываемая исключительно на добровольных началах.
Так, на территории Кемеровской области был принят закон «О бесплатной юридической помощи», который финансируется из бюджета области и неплохо на сегодня работает».

Уже проходили?
В 2002 г. в Гражданско-процессуальный и Арбитражно-процессуальный кодексы были внесены поправки, в соответствии с которыми представлять интересы организаций в гражданских и арбитражных процессах могут только адвокаты или сотрудники этих организаций. Внесенные изменения закрыли путь в суды юридическим фирмам и свободно-практикующим юристам. Это породило различные ухищрения и способы обойти запреты. К примеру, организации могли принять юриста на работу всего на день, а потом увольняли или подделывали документы о трудоустройстве.

В 2004 году группа юридических компаний, а также Госсобрание РБ, губернаторы Ярославской области и Красноярского края обратились в Конституционный суд с запросом о проверке конституционности принятых в ГПК и АПК поправок. КС своим постановлением №15-П от 16 июля 2004 г. признал их несоответствие Конституции РФ.

А где ваш закон?
М. Колесников: «Я понимаю, что принятие закона в его текущем виде поставит крест на неадвокатском юридическом бизнесе. Это плохо. Вам придется перестраивать отношения с сотрудниками и клиентами. Единственный путь в этой ситуации – это предлагать свой проект. И если не будет такого проекта, высок шанс принятия того законопроекта, который сейчас предлагается небольшой группой авторов».

Идея объединения
А. Хвощинский: «Мы – «оказывающие юридические услуги неопределенному кругу лиц за плату». Давайте попробуем вокруг этого и объединиться».

Достоверное знание
А. Хвощинский: «Достоверно заявляю: ни один человек в Российской Федерации на настоящий момент, кроме двух людей, не может сказать, пройдет этот закон или нет. Если кто-то, кроме этих двух людей, заявит вам, что этот законопроект не пройдет, этот человек точно не обладает всей полнотой информации о судьбе законопроекта. К сожалению, сегодня этих двух людей в нашем зале нет».

Гарантии независимости юристов
С. Учитель: «Государство должно обеспечить лицам, оказывающим юридическую помощь, гарантии независимости. На сегодня гарантии, записанные в Законе РФ «Об адвокатуре и адвокатской деятельности», носят декларативный характер. Имеются частые случаи нарушения адвокатской тайны и конфиденциальности обращения».

Двух лет недостаточно
С. Учитель: «Я не против расширения адвокатской корпорации, но категорически не согласен с положениями законопроекта, предоставляющими всем юристам, имеющим двухлетний стаж работы по специальности, возможность получения в упрощенном заявительном порядке статуса адвоката. Это ставит в неравные условия тех специалистов, которые уже сегодня являются помощниками или стажерами адвоката. Кроме того, наличие двухлетнего стажа совсем не гарантирует того, что человек, получив статус адвоката, способен оказывать квалифицированные юридические услуги. Пятилетний стаж видится более разумным».
 

Для публикации комментария к данной статье нужно зарегистрироваться. Регистрация на нашем сайте бесплатная
Зарегистрироваться

ЮБ - акцент

Я хочу показать друзьям-коллегам самую красивую страну в мире - Ирина Палиашвили

17-20 июня 2015 года в Грузии пройдет юбилейный юридический Форум ЕКА (Европа-Кавказ-Азия). Десятая встреча на площадке, которая раньше называлась CIS Local Counsel Forum..

Руководство к действию по изменениям ГК

02 октября 2013 года в Москве состоялась практическая конференция «Как руководителю юридического департамента подготовить компанию к вступлению в силу изменений ГК. Руководство к действию». 

Проекты и продукты

altХроника юридического бизнеса
Наше издательство продолжило традицию выпуска сборников материалов конференции газеты "Ведомости" "Юридический бизнес в России".

Опрос

Как часто в течение года у вас бывает отпуск?