• Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

             | 
   
Ошибка
  • JFolder::create: Could not create directory
  • JFolder::create: Could not create directory

Автор: Олег Михайленко


Статья опубликована в № 7/2008 журнала "Юридический бизнес"

От редакции: На страницах нашего журнала можно найти множество материалов, посвященных вопросам управления и развития уже зарекомендовавших себя юридических фирм. Вместе с тем есть большое количество юристов и адвокатов, которые пока только мечтают о создании своей практики – индивидуальной или совместно с несколькими партнерами. Начало пути бывает всегда очень трудным, тем более в таком бизнесе, как юридический. С этого номера своим видением проблемы формирования и развития юридической практики в российских условиях будет делиться Олег Михайленко, старший партнер адвокатского бюро «Михайленко, Самургашева и партнеры». В серии своих статей он расскажет о проблемах, связанных с выбором внешней формы ведения юридического бизнеса, устаревшим менталитетом многих российских юристов, проблемах кадрового набора и обслуживания клиентов, структурирования юридической практики, финансовых и налоговых вопросах в управлении юридической фирмы.

altВыбор внешней формы ведения юридического бизнеса

Первая проблема, мешающая успешному развитию российского юридического бизнеса, – это общая неопределенность его формы. Как у нас сегодня можно заниматься этим бизнесом? Либо ты становишься адвокатом и работаешь в рамках одного из адвокатских образований (адвокатский кабинет, бюро или коллегия), либо ты создаешь обычное юридическое лицо.

Обе формы имеют как плюсы, так и минусы, но именно их параллельное существование серьезно тормозит развитие рынка юридических услуг. Объясню подробнее почему.

Создание коммерческой структуры привлекательно своей независимостью от кого-либо. Собственник обладает полной свободой в организации процессов оказания услуг и выполнения работ, а также возможностью структурирования бизнеса по своему усмотрению. Явный минус только один – невозможность оказывать юридическую помощь по уголовным делам. Хотя справедливости ради надо отметить, что многие юристы (к коим отношусь и я) видят в этом только плюс, поскольку не особо стремятся быть вовлеченными в подобного рода дела. Но более детальные рассуждения на эту тему выявляют еще один существенный недостаток в создании и существовании на юридическом рынке отдельных коммерческих структур. Заключается он именно в их полной независимости друг от друга и неподконтрольности кому-либо. На мой взгляд, мы сейчас переживаем бурную, дикую стадию становления юридического рынка. Говорить о цивилизованном юридическом рынке в России пока еще рано, хотя этот рынок развивается очень скоростными темпами, и, пожалуй, лет через пять ситуация в корне изменится.

Но сегодня на этом рынке нет профессиональных стабильных игроков общенационального масштаба. Если говорить о московских юридических компаниях, то они пока и существуют в основном в пределах Садового кольца. Регионы же практически полностью отданы на откуп либо локальным индивидуальным юристам и адвокатам, либо мелким юридическим компаниям. Но большинство из них не занимается юридическим бизнесом, а скорее просто зарабатывает деньги, решая конкретные проблемы по конкретным делам. Я часто привожу своим студентам такое сравнение: практически все юристы и адвокаты до сих пор работают по старинке, по-советски. Они напоминают мне сапожного мастера, который сидит в своей маленькой будке и чинит старые прохудившиеся туфли, в то время как сегодня необходимо строить обувные фабрики, и времени для этого нам выделяется все меньше и меньше.

Эта разрозненность и независимость плоха тем, что над юристами нет определенной структуры, своего рода профессиональной самоопределяющейся организации. Организации, которая контролирует и помогает в развитии бизнеса, оказывает методологическую помощь, устанавливает стандарты качества и контролирует их соблюдение, в том числе и привлекая к ответственности недобросовестных игроков. Должно быть понимание необходимости существования такой структуры для формирования у клиентского сообщества доброжелательного отношения к юристам. Всем нужно понимать, что наличие такой организации, устанавливающей единые правила игры, даст только положительный результат для всех: и для игроков на этом рынке, и для потребителей их продукта.

На мой взгляд, если наш рынок продолжит развиваться в направлении существования подобных коммерческих структур на юридическом рынке, то можно предвидеть создание некой их профессиональной гильдии или ассоциации. Конечно, уже существует большое число разного рода юридических ассоциаций: юристов России, молодых юристов России, адвокатов и т. д. Но это уже плохо, так как только усиливает разобщенность юристов. Должна быть единая структура.

Потенциально такую функцию несет в себе Адвокатская палата России. Но было бы хорошо, если бы она понимала свое предназначение и выполняла его, а не просто организовывала отчетные конференции и бессмысленные зарубежные поездки. Задачи Адвокатских палат как России, так и субъектов РФ – помогать в развитии самого адвокатского сообщества и повышать его профессиональный уровень, а не проводить за счет адвокатов сомнительные курсы «для галочки».

Вообще, второй путь развития юридического бизнеса – через его адвокатскую составляющую – мог бы быть очень привлекательным, поскольку один из существенных и, пожалуй, единственных плюсов данной модели – это адвокатский статус. В отличие от юристов, работающих в коммерческих структурах, адвокат защищен адвокатской тайной. Кроме того, у него больше полномочий. Например, Закон об адвокатуре обеспечивает обязательность выполнения запросов адвоката, в том числе – и со стороны государственных органов, чего нет у коммерческих игроков на юридическом рынке. Так, любого индивидуального предпринимателя, являющегося юристом, можно допросить в качестве свидетеля с вытекающими отсюда последствиями. Наличие у адвокатов особого статуса дает больше возможностей в деле защиты интересов их клиентов.

Казалось бы, выбор адвокатского направления развития юридического рынка является наиболее приемлемым, если бы из-за существующего законодательства, регулирующего адвокатскую деятельность, не было бы смешно сочетать слова «адвокат» и «рынок» или «адвокат как профессиональный игрок юридического рынка». Ведь в Законе об адвокатуре четко указано, что адвокатская деятельность – некоммерческая. Большего несоответствия между характером адвокатской деятельности и текущим статусом адвокатов и придумать нельзя. Что значит «некоммерческая деятельность»? Разве адвокат не выполняет услуги или работы в качестве своей основной профессиональной деятельности, на свой страх и риск? И разве он не получает за это деньги? Это положение Закона об адвокатуре указывает на крайнюю несовременность адвокатского сообщества и его руководства.

По всей вероятности, налоговое законодательство так страшно для выходцев из советской эпохи, и их так пугает идея выплаты налогов с заработанных гонораров, что, закрепив свой статус в качестве некоммерческих структур, они решили таким образом уйти от этой «беды». Более того, я встречал и такое мнение: этот ход адвокатов связан с их нежеланием попасть под потребительский экстремизм, основанный на Законе о защите прав потребителей. В итоге мы получаем портрет современного адвоката – человека непонятно чем занимающегося, но тихо берущего за это деньги, потому что он якобы не коммерсант, и не несет за это никакой ответственности.

Хотя, определив адвокатскую деятельность как некоммерческую, адвокаты тем самым подложили себе свинью или оказали медвежью услугу, поскольку налоговое законодательство тут же отреагировало и запретило адвокатам переходить на упрощенную систему налогообложения в 6 или 15 процентов, что является большим жирным плюсом в адрес игроков этого рынка в качестве коммерческих структур.

И теперь адвокаты вынуждены платить около 23% со своих гонораров, а потому скрывают их и работают «в черную», что существенно тормозит развитие рынка. А ведь налоги – важный аспект работы адвоката (юриста), опять же с позиции, как ни странно, защиты интересов клиента. Это только с первого взгляда кажется, что никому нет дела до того, сколько адвокат платит налогов и сколько из них он скрывает. Но это очень недальновидная позиция.

Так о каком профессиональном юридическом рынке можно говорить? С одной стороны, практически нет профессиональных игроков, являющихся коммерческими субъектами, т.к. они не обладают адвокатским статусом и не имеют гарантий защищенности ни для себя, ни для интересов своих клиентов. У них отсутствует общее руководство направлением их развития, стандартами качества их работы. С другой стороны, профессиональных игроков нет и среди адвокатов, потому что пока они не хотят видеть себя игроками рынка, нести ответственность за то, что делают, и открыто платить налоги со своих гонораров тоже пока никто не стремится. Я считаю, что необходимо объединять и тех, и других под одной крышей, соединяя положительные черты обеих групп специалистов.

Но на сегодня первым шагом для занятия юридическим бизнесом является выбор формы. Просчитав все риски, минусы и плюсы, следует выбрать одну из приемлемых для себя форм – либо коммерческая структура, либо адвокатское образование. А уже в зависимости от того, в каком направлении и в какой форме будет решено развивать свой бизнес, следует строить уникальную внутреннюю структуру его ведения. Но об этом мы поговорим в следующих статьях.

Об авторе
Олег Михайленко является старшим партнером в адвокатском бюро «Михайленко, Самургашева и партнеры». В 1994 году он окончил юридический факультет бывшего Ростовского государственного университета (сейчас – Южный федеральный университет) и сразу же поступил на заочную аспирантуру. В том же году начал работать юристом в ростовской таможне. В 1996 году начал преподавать в РГУ. В 2007 году защитил диссертацию по теме «Ответственность публичной власти (государства и муниципалитета) за имущественный вред, причиненный властными действиями (бездействием)». С 1995 года по 2000 год активно сотрудничал с московским отделением ABA CEELI (отделение Central European and Eurasian Law Initiative Американской юридической ассоциации). Трижды участвовал в зарубежных стажировках по обмену опытом (Университет штата Гавайи, США).


Неоценимый опыт
О. Михайленко: «В 1995 году, еще будучи аспирантом Ростовского государственного университета, я на три месяца попал в США, в Гавайский университет по программе обмена для преподавателей юридических факультетов. Там мне посчастливилось много общаться с разными юристами, в том числе и с действующими адвокатами. Однако особое впечатление на меня произвели первая и последняя недели моего пребывания там. Это время я провел в Вашингтоне в своеобразной штаб-квартире американской адвокатуры – центральном офисе Американской юридической ассоциации (American Bar Association). Эти две недели меня просто потрясли, и именно тогда я сказал себе, что я хочу работать так и в таких условиях».

Приоритеты
О. Михайленко: «Для меня статус адвоката и его возможности в деле защиты интересов будущих клиентов оказались более важными, чем, скажем, налоговые выгоды от открытия некой коммерческой корпорации».

Юрист и налоги
О. Михайленко: «Что касается налогов, то адвокат, как та жена Цезаря, должен быть вне всяких подозрений, чтобы не давать неким заинтересованным силовым государственным органам повода для инициирования проверки его налоговой честности, который может являться лишь прикрытием для того, чтобы «выудить» необходимую информацию о его клиенте».

 

Для публикации комментария к данной статье нужно зарегистрироваться. Регистрация на нашем сайте бесплатная
Зарегистрироваться

ЮБ - акцент

 Bili Odum

Mr Odum is the Group Company Secretary of UBA. He holds an LLB (Hons) degree from Edo State University, Ekpoma, Nigeria and was enrolled as a Solicitor and Advocate of the Supreme Court of Nigeria in 1990. He is a member of the Chartered Institute of Arbitrators (United Kingdom), the Nigerian Bar Association and the […]

The post Bili Odum appeared first on Lagos Business Journal.

 EFCC tells court how FIRS Director Hena shared N4.5billion in stolen funds

Court papers filed by the Economic and Financial Crimes Commission (EFCC) allege that a former Coordinating Director of Federal Inland Revenue Service (FIRS), Peter Hena, shared a whopping N4.5billion with eight other persons, as the fraud case against the officials opens. The papers also indicate that Hena, who was Thursday arraigned Hena on 42-count before […]

The post EFCC tells court how FIRS Director Hena shared N4.5billion in stolen funds appeared first on Lagos Business Journal.

Проекты и продукты

 Bili Odum

Mr Odum is the Group Company Secretary of UBA. He holds an LLB (Hons) degree from Edo State University, Ekpoma, Nigeria and was enrolled as a Solicitor and Advocate of the Supreme Court of Nigeria in 1990. He is a member of the Chartered Institute of Arbitrators (United Kingdom), the Nigerian Bar Association and the […]

The post Bili Odum appeared first on Lagos Business Journal.

 EFCC tells court how FIRS Director Hena shared N4.5billion in stolen funds

Court papers filed by the Economic and Financial Crimes Commission (EFCC) allege that a former Coordinating Director of Federal Inland Revenue Service (FIRS), Peter Hena, shared a whopping N4.5billion with eight other persons, as the fraud case against the officials opens. The papers also indicate that Hena, who was Thursday arraigned Hena on 42-count before […]

The post EFCC tells court how FIRS Director Hena shared N4.5billion in stolen funds appeared first on Lagos Business Journal.

Опрос

Как часто в течение года у вас бывает отпуск?