• Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

             | 
   
Ошибка
  • JFolder::create: Could not create directory
  • JFolder::create: Could not create directory
  • Ошибка при загрузке канала данных.
  • Ошибка при загрузке канала данных.

«Еще раз о проекте закона»: доклад на конференции IBA


Автор: Александр Муранов, управляющий партнер коллегии адвокатов «Муранов, Черняков и партнеры»

Статья опубликована в №10-11/2008 журнала "Юридический бизнес"

Как уже говорилось в нашем репортаже с конференции IBA 2008, тема государственного регулирования юридической профессии была самой обсуждаемой. Одним из наиболее ярких выступлений стал доклад Александра Муранова, который является членом Центрального Совета Ассоциации юристов России и принимает активное участие в выработке предложений по регулированию юридической профессиональной деятельности.



Я хочу поделиться своими мыслями по поводу проблемы регулирования и дерегулирования юридической профессии, поскольку в последнее время этот вопрос весьма активно обсуждается, прежде всего в контексте законопроекта «Об оказании квалифицированной юридической помощи в Российской Федерации». Как обещали нам журналисты, он должен был быть внесен в Государственную Думу в сентябре этого года, однако этого до сих пор не произошло и непонятно, когда это случится.

Напомню, что в Российской Федерации на сегодняшний день оказывать юридические услуги может любое лицо – даже не имеющее специального образования и опыта работы. Нет и необходимости сдавать квалификационный экзамен. Единственное исключение из этого правила – это представители интересов клиентов в Конституционном суде РФ, а также уголовные дела, рассматриваемые в судах общей юрисдикции. Это прерогатива исключительно адвокатов. Однако у мировых судей уголовные дела (а таких дел – большинство) могут вестись не только адвокатами. Основная идея законопроекта, как весьма эмоционально окрестили ее некоторые противники, звучит так: «загнать всех в стойло адвокатуры» или «поместить всех в сталинские лагеря адвокатуры». Т.е. неприятие, главным образом, вызывает предложение об объединении всех практикующих юристов в рамках адвокатуры. Однако чтобы лучше понимать проблему и суть этого неприятия, нужно разграничить между собой два вопроса.

Вопрос о квалификации

Во-первых, должны или не должны применительно к юристу существовать какие-либо квалификационные требования?

На мой взгляд, ответ на этот вопрос должен быть однозначно утвердительным. Почему? Потому что есть статья 48 Конституции РФ, которая прямо говорит о квалифицированном характере юридической помощи. Это означает, что должны быть соответствующие квалификационные требования к лицам, оказывающим юридическую помощь, хотя можно дискутировать, какие именно. Из очевидных – специальное образование. Также, возможно, имеет смысл устанавливать требования в отношении опыта работы и сдачи специального экзамена на допуск к профессии. Причем это должен быть не вузовский, а дополнительный профессиональный экзамен.

Кроме того, существуют международные стандарты, разработанные под эгидой Международной ассоциации юристов (IBA). Если открыть документы IBA, которые размещены на сайте организации на английском языке (а сейчас вышел и их сборник на русском языке), то можно увидеть, что в этих материалах красной строкой проходит очень простая идея: оказывать юридические услуги на платной основе могут только те лица, которые подтвердили свою квалификацию. Этот вопрос для IBA полностью закрыт, и в ней ни у кого не вызывает сомнений необходимость наличия квалификационных требований для юристов.

Если мы далее обратимся к другим документам, например, различным декларациям ООН, то обязательно встретим упоминание о том, что только квалифицированные юристы, подтвердившие свои знания и компетенцию, вправе оказывать юридические услуги.

И, наконец, документы Всемирной торговой организации. Мало кто знает, что вопрос о том, как одни страны – члены ВТО признают квалификацию поставщиков услуг других членов, является одним из самых острых вопросов, которые обсуждаются в ВТО. И это относится также и к юристам. К примеру, в рамках как IBA, так и ВТО, есть рабочие группы, которые постоянно обсуждают вопрос о том, как проверять квалификацию юристов из одних стран в других странах. Это одна из самых острых проблем. И с точки зрения международных стандартов и права ВТО, Россия выглядит довольно странно, поскольку никаких квалификационных требований, общих для всей юридической профессии, в России не существует. С одной стороны, это вполне соответствует либеральному духу ВТО. Цель ВТО – как раз добиваться максимального снижения различных барьеров на оказание услуг. Однако с учетом того, что в развитых юрисдикциях считается правильным, когда лица, торгующие услугами и получающие за это деньги, должны соответствовать определенным квалификационным критериям, ситуация в нашей стране представляется неадекватной. Мы в этом отношении большие либералы, чем такие адепты ВТО, как США и Великобритания. Только они умело пользуются квалификационными требованиями к юристам и доминируют в мировой сфере юридических услуг на 80 %, а мы как не умели это делать, так и не умеем. При этом они зачастую используют двойные стандарты: квалификационные требования на их территории – это хорошо, а вот в России – покушение на демократию и свободу. Нам учиться у них нужно, а не поддаваться на красивые рассуждения о свободе оказания юридических услуг.

Вопрос о механизмах оценивания

Теперь второй вопрос, который нужно четко отделить от первого – как вводить эти квалификационные критерии? Существуют разные варианты.

Можно считать, что достаточно сдачи экзамена в ВУЗе, государственного диплома. Другой вариант – создание саморегулируемых организаций, которые будут устанавливать эти требования и проверять юристов на соответствие им. Еще один путь – создать на законодательном уровне преимущества для адвокатуры таким образом, чтобы в нее все стремились попасть. Можно, в конце концов, использовать тот подход, который установлен в законопроекте, т.е. обязательное получение статуса адвоката для продолжения юридической практики.

Это уже в какой-то мере вопрос политико-правовой. Законопроект, который был предложен и который обсуждался более двух лет, является на самом деле лишь попыткой предложить один из вариантов решения актуальной проблемы. К этой проблеме могут быть самые разные подходы. Вопрос совершенно в другом. Нужно взвешивать все варианты с точки зрения разумности, целесообразности и перспектив развития юридической профессии в будущем. Немаловажный аспект – соответствие внутренних и международных целей российского юридического сообщества, например, в контексте взаимоотношений российских поставщиков юридических услуг с иностранными юридическими фирмами или укрепления позиций России в геополитической конкуренции за счет своего юридического сообщества.

Я придерживаюсь позиции, представленной в законопроекте. Т.е. более разумным с точки зрения стратегии было бы разрешение оказывать платные услуги на профессиональной основе (не на разовой, а именно то, что в праве ВТО именуется «торговля юридическими услугами») только адвокатам либо иным лицам, в тех случаях, когда это прямо установлено законом: аудиторам, банкам, либо когда это разрешено судом, в зависимости от конкретных обстоятельств.

На мой взгляд, это был бы самый лучший вариант – как с точки зрения внутренней стратегии развития российского юридического сообщества, так и в свете международного позиционирования российской юридической профессии.

Да, у этого подхода есть масса оппонентов, но спор завязывается ими, на мой взгляд, не с точки зрения права и логики. Думается, что те аргументы, которые используются сторонниками законопроекта, с позиций логики, права, внутренней стратегии и международных целей опровергнуть нельзя. А вот если говорить с точки зрения эмоций или текущих практических сложностей для многих юристов, то в законопроекте можно увидеть массу проблем.

Итак, основной вопрос – как вводить квалификационные требования? С теми, кто считает, что они вообще не нужны, дискутировать бессмысленно – они отрицают суть права и саму суть юридической профессии. При этом критиковать законопроект просто. Однако когда предлагаешь его противникам выдвинуть какой-то иной вариант, в ответ – полное молчание. То ли они не разбираются в вопросе, то ли их варианты неуклюжи.

На мой взгляд, основным камнем преткновения при обсуждении законопроекта является состояние современной российской адвокатуры. В ее текущем состоянии она для многих малопривлекательна. Однако давайте посмотрим на проблему с другой стороны. Ведь если достойные члены юридического сообщества, не являющиеся в настоящее время адвокатами, вошли бы в адвокатуру, они могли бы кардинально изменить ее лицо. Они могли бы добиться того, чтобы к юридическому сообществу появилось совершенно другое отношение, причем как со стороны власти, так и общества, и как на внутреннем уровне, так и на международном. Я убежден, что это принесло бы большую пользу всем: экономике Российской Федерации в целом, обществу и государству. И, конечно же, самим юристам. Соответственно вопрос состоит только в том, думать ли стратегически зрело наперед или же продолжать быть инфантильным и использовать местечковые категории.

 

ЮБ - акцент

Проекты и продукты

Опрос

Как часто в течение года у вас бывает отпуск?